1. Хазин Михаил Леонидович, президент компании экспертного консультирования «Неокон». «Государство как регулятор импортозамещения, обеспечение технологической безопасности в критически важных отраслях российской промышленности»

    5 Сентябрь, 2014

    Основным структурным элементом геоэкономики капитализма являются устойчивые и (относительно) самодостаточные системы разделения труда. Ко второй мировой войне таких систем сложилось пять (по времени появления: Британская, Германская, Американская, Японская и Советская), однако тенденции каждой системы к расширению привели к тому, что их количество сократилось вначале до двух (Советская и Американская по итогам II Мировой войны), а затем и до одной. СССР, базовая страна Советской системы разделения труда, проиграл в 80-е годы «Холодную» войну.

    Как следствие, в 90-е годы Россия была вынуждена встраиваться в уже сформировавшуюся систему разделения труда и получила в ней место «сырьевого придатка». Сформировавшаяся в мире система цен не давала возможности поддерживать внутреннее производство, оно было нерентабельно, с учетом открытой финансовой системы. А мощи России было явно недостаточно для того, чтобы своми усилиями эту систему распределения прибыли в мировой экономике изменить.

    В то же время, поскольку в рамках этой модели цены на энергоносители были довольно высоки, пришедшие в начале 90-х годов к власти либеральные элиты не были заинтересованы в изменении сложившейся ситуации и допускали уступки даже там, где бы их можно было бы не делать. В результате, в стране произошла жесточайшая деиндустриализация.

    В то же время, зе 10 лет до этого, в 70-е  годы прошлого века, в жесточайший кризис свалилась как раз Американская система, в какой-то момент казалось, что «Холодную» войну проигрывают как раз США. Не вдаваясь в детали тех ошибок, которые сделал в этот момент СССР, можно отметить, что выход для Запада был найден в рамках так называемой политики «рейганомики», смысл которой был в постоянном стимулировании частного спроса за счет рефинансирования кредита. Поддерживать такую систему можно было только за счет снижения стоимости кредита, и к декабрю 2009 года учетная ставка ФРС США (стоимость заемных денег для банков) опустилась с 19% в 1980 году до, практически, нуля.

    Высокие цены на энергоносители были как раз следствием этой системы стимулирования спроса — эмитированные в результате кредитной эмиссии деньги должны были где-то концентрироваться, помимо самой финансовой системы и это, прежде всего, оказался рынок энергоносителей. Однако, как я уже отметил, эта модель подошла к концу и это значит, что в среднесрочной перспективе высоких цен на энергоносители ожидать не следует.

    События последних недель (заявление Обамы на Генеральной Ассамблее ООН о том, что Россия является агрессором на Украине, заявление Ходорковского о том, что он готов стать президентом России и так далее), как бы не были они неадекватны,  показывают, что западная модель находится на грани слома. Сроки тут могут быть разные — от месяцев до пары лет, но уже всем, в общем-то, понятно, что система стимулирования спроса, которая была создана в начале 80-х, больше поддерживаться не может.

    Что это означает с точки зрения экономики? Что общий объем спроса упадет, а значит, эффект масштаба, который позволял делать рентабельным единую мировую систему разделения труда, перестанет работать. Напомню, сегодня средняя зарплата в США находится на уровне конца 50-х годов (по покупательной способности), все превышение потребления — это рост долга. И по мере развития кризиса эта величина опустится в 40-е, а то и в 30-е годы — а тогда в мире было 5 независимых систем разделения труда.

    Для нас это значит ровно одно: восстановление региональных систем разделения труда вновь станет экономически осмысленным. И это требует от власти России принятия принципиального решения: либо мы войдем в чью-то региональную систему (например, Китая), или же попытаемся создать собственную. И отсидеться не удастся: если мы опоздаем с созданием собственной системы, то нас неминуемо включат в чужую.

    Собственно, решение уже принято. И развитие Евразийского Экономического Сообщества, и решение Госсовета по импортозамещению говорит оь этом. Однако решение — это одно, а реализация конкретных планов — это другое. Мне кажется, что ключевой момент нашей сегодняшней конференции — это разработка соответствущих планов в зоне ответственности (отраслевой и территориальной) ее участников. И чем эффективнее будет наша работа в будущем, тем более она будет востребована в России!

    Comments are closed.

  • Спонсоры

  • При поддержке