1. План и Стратегия

    1 Март, 2014

    Реализации «Стратегии развития химпрома до 2030 года» может помешать межведомственная разобщенность.

    Скоро два года, как российская нефтегазохимия имеет свой план развития, разработанный Минэнерго при активном участии отраслевых компаний. План развития нефтегазохимии России на период до 2030 года базируется на корпоративных программах и предполагает создание шести кластеров. Документ содержит типовую структуру организации кластеров, но не дает четких указаний, какими они должны быть в конкретных регионах. Часть проектов, в частности по пиролизным мощностям, не учтена ни в балансах сырья, ни в балансах готовой продукции. За одни и те же объемы сырья сегодня остро конкурируют проекты, завязанные на продуктопроводы из Западной Сибири («Западная Сибирь — Урал — Поволжье», «Пуровский ЗПК — Южно-Балыкская ГНС — «Тобольск-Нефтехим»).

    Именно это стало причиной данного премьер-министром правительства РФ Дмитрием Медведевым 3 июля 2013 года поручения разработать стратегию развития химического и нефтехимического комплекса до 2030 года. Стратегия должна была учесть принятый ранее План-2030, а также программы развития в смежных с химпромом отраслях промышленности. Разработанная Стратегия-2030 была представлена 21 февраля на заседании комиссии РСПП по химической промышленности. Основным разработчиком данного документа стал Минпромторг.

    Ведомственная подчиненность

    Подключение Минпромторга к разработке стратегии связано с нынешней структурой российского правительства. За развитие химического комплекса в России сегодня отвечают три министерства: Минпромторг, Минэнерго и Минсельхоз России. В ведении Минсельхоза России находятся вопросы, связанные с оборотом химических средств защиты растений.

    К отраслям химического комплекса, которые курирует Минэнерго, относятся производства: основных органических веществ и продуктов органического синтеза, общетехнических пластиков (крупнотоннажных) и синтетических каучуков. Так как Минэнерго курирует крупнотоннажные производства продукции, получаемой из углеводородного сырья, то главной стратегической целью Плана развития нефтегазохимии до 2030 года было решение проблемы растущего избытка углеводородных ресурсов.

    К отраслям химического комплекса, которые курирует Минпромторг, относятся производства таких продуктов, как основные неорганические вещества, минеральные удобрения, прочие химические продукты, химические волокна и нити, специальные химикаты, ЛКМ (красители и пигменты), высокотехнологичные пластики и нефтехимические смолы, изделия из пластиков, шины и РТИ. То есть данное ведомство в большей степени решает вопросы развития производств продуктов с более высокой добавленной стоимостью, продуктов, которые являются конечными для потребителя и производство которых влечет за собой развитие малого и среднего бизнеса.

    Тенденции мирового химпрома

    В основе любой стратегии развития лежит понимание важнейших проблем отрасли, оценка сопряженных рисков и ресурсного потенциала.

    Чтобы понять проблемы отечественного рынка, необходимо в свою очередь проследить тенденции развития общемирового химпрома и посмотреть — какое место на мировом химическом рынке занимает Россия. Химический комплекс сегодня характеризуется высокими темпами роста, опережающими развитие мировой экономики. В период до 2030 года среднегодовой темп роста химпрома составит более 4,4 %, а среднегодовой темп роста мирового ВВП за указанный период ожидается на уровне 3 %. Как результат — к 2030 году суммарный рост химического комплекса планеты на 28 % превысит рост мирового ВВП. Отрасль характеризуется высокой капиталоемкостью. По уровню инвестиций на одного работника химический комплекс занимает первое место, опережая такие отрасли, как фармацевтика, металлургия, автомобилестроение и целлюлозно-бумажное производство. Химический комплекс является одной изнаиболее наукоемких отраслей и характеризуется высокими удельными затратами на НИОКР. Удельные инвестиции в НИОКР на мировом химическом рынке превышают аналогичные показатели в машиностроении, автомобилестроении и сфере телекоммуникационных услуг, уступая по данному показателю только фармацевтическому производству.

    Что касается России, то ее рейтинг в ТОП-15 стран по объему химического производства существенно ниже, чем в ТОП-15 стран по объему ВВП.

    В последнее время в мире все больше расширяются области применения химической продукции. К 2030 году ожидается рост удельного потребления полимерной продукции на душу населения, который приведет к повышению уровня потребления до 128 долларов на человека вместо 61 доллара в 2013 году. Рост возможен как за счет использования химической продукции в развивающихся странах, так и за счет принципиального расширения сфер ее применения, в том числе благодаря инновационным материалам.

    Сегодня в мире сформировались две ключевые тенденции развития химической промышленности: глобализация производства химической продукции и рост производства высокотехнологичной продукции. Производство крупнотоннажной продукции химического комплекса постепенно смещается в сторону стран, имеющих доступ к дешевому сырью. Развитые страны все больше специализируются на производстве высокотехнологичной продукции сложных переделов, которое требует значительных инвестиций в фундаментальные и прикладные научные исследования. Разработка новых видов продукции с заданными свойствами и контроль ключевых технологий являются основой конкурентоспособности развитых стран.

    Виды кластеров

    Страны с развитой и развивающейся экономикой для развития отрасли эффективно пользуются мерами государственной поддержки, основными инструментами которой являются поддержание цен на сырье на стабильно низком уровне, механизмы кластерного развития и государственно-частного партнерства при строительстве и модернизации инфраструктуры, а также различные инструменты финансового и налогового стимулирования инвестиций в химическую промышленность.

    Наиболее часто используемым инструментом является создание химических кластеров. В мировой практике выделяют три основных типа химических кластеров: крупнотоннажные, расположенные у источников сырья или на пересечении транспортно-логистических путей; высокотехнологичные, ориентированные на удовлетворение внутреннего спроса, и смешанные — высокотехнологичные кластеры, образованные на базе крупнотоннажных. Крупнотоннажные химические кластеры развиваются, преимущественно, на базе мощностей по газо- и нефтепереработке, а также нефтегазохимии, в то время как размещение высокотехнологичных кластеров происходит вблизи предприятий, выпускающих необходимые полупродукты, и центров НИОКР. Необходимым условием для развития химических кластеров, особенно крупнотоннажных, и привлечения в них резидентов является наличие эффективной инженерной и транспортно-логистической инфраструктуры. Для повышения инвестиционной активности в регионе, развивающиеся страны создают особые экономические зоны на базе химических кластеров, привлекая туда резидентов международных компаний.

    Российские реалии

    Химическая промышленность России, по оценкам экспертов, играет значимую роль в национальной экономике с точки зрения ее вклада в занятость, выпуск продукции и внешнеторговый баланс. Однако продукция российской химической промышленности представлена, в основном, низкими производственными переделами, в первую очередь минеральными удобрениями (доля в структуре экспорта составляет 67 %).

    Структура экспорта в течение последних 5 лет остается практически неизменной. Так, в 2011 году Россия по объемам производства нефти и природного газа заняла второе место в мире, а по объемам производства пластиков вошла только во второй десяток мировых производителей. Импортируется же как продукция высоких переделов, так и сырье для ее изготовления: базовые и высокотехнологичные пластики, полимерные смолы и изделия из них, ЛКМ, химические волокна и нити, специальная химическая продукция и реактивы.

    Несмотря на наличие фундаментальных факторов для обеспечения конкурентоспособности на мировом рынке, таких, как доступ к сырью, ненасыщенный внутренний рынок, научные достижения, потенциал развития химической промышленности России не реализуется в полной мере.

    По основным показателям производства и потребления химпром России существенно отстает от мировых лидеров. Так, в Японии показатель выработки химической продукции на душу населения практически в 7 раз превышает аналогичный показатель в России, что свидетельствует о недостаточно высоком уровне «химизации» отечественных отраслей-потребителей продукции химического комплекса. Отставание России по производству химической продукции на человека от стран ЕС, в частности, Германии — до 4 раз.

    Основные особенности отечественного химпрома: низкий спрос на продукцию химического комплекса на внутреннем рынке, экспортная ориентация поставок базового сырья, а также крайне низкая доля высокотехнологичных переделов.

    Ключевые проблемы

    Анализ позиций российской химической промышленности в мире показывает, что потенциал отрасли не используется в полной мере по причине наличия системных проблем. Среди существующих проблем химпрома можно выделить ключевые:

    • высокие цены на сырье и отсутствие необходимого ассортимента,
    • высокий уровень износа производственных мощностей,
    • низкая эффективность внешнеторговой политики,
    • высокие цены на электроэнергию и ж/д перевозки,
    • недостаточное развитие систем стандартов и контроля качества химической продукции,
    • недостаточная развитость внутреннего рынка,
    • зависимость стратегических отраслей от импортного сырья.

    Эти проблемы являются наиболее актуальными для всех сегментов российского химпрома и влияют на состояние всей отрасли. Их решение поможет повысить конкурентоспособность российской химической промышленности и каждого из ее сегментов в отдельности.

    Задачи

    Если сравнить цели Плана-2030 и Стратегии-2030, то нетрудно заметить, что оба документа направлены, прежде всего, на достижение высокого уровня конкурентоспособности отрасли и выход потребления продукции на уровень промышленно развитых стран. Что касается последнего, то стремясь к мировым показателям роста, емкость внутреннего рынка химической продукции к 2030 году все еще будет отставать от мирового потребления на 20–30 % по различным продуктовым направлениям.

    В Плане-2030 предусмотрен выход на существующие на сегодня уровни потребления базовых полимеров в развитых странах (ПЭ, ПП). По ПВХ и этот уровень достигнут не будет. В Стратегии-2030 предполагается поддерживать высокую долю химической продукции высоких переделов за счет активного роста потребления изделий из пластиков (до 79,4 кг/чел. к 2030 году по сравнению с 65 кг/чел. в 2012 году). Это существенно ниже, чем прогнозируемый уровень потребления пластиков в мире в 2030 году (140 кг/чел.).

    Рост потребления ЛКМ в РФ с 10,4 до 22 кг/чел. к 2030 году позволит сократить разрыв с уровнем потребления в развитых странах. Потребление минеральных удобрений возрастет с 39 кг на га в 2012 году до 55,7 кг/га в 2030 году, что, однако, существенно ниже прогнозируемого объема потребления минеральных удобрений в развитых странах, составляющего около 90 кг/га. Однако каким образом будет повышено потребление, документ не сообщает.

    Планируемое увеличение потребления высокотехнологичной продукции преследует еще такие цели, как импортозамещение, создание высокооплачиваемых рабочих мест и реализацию научного потенциала.

    Задачи стратегии разработчики видят в модернизации мощностей, обеспечении интеграции нижних и верхних переделов химического производства, развитии внутреннего потребления химпродукции, повышении госрегулирования отрасли, обеспечении потребности в кадрах и технологии.

    В проекте стратегии предлагается комплекс инструментов господдержки: кластеризация химических производств, оптимизация регулирования внешнеторговой деятельности, актуализация регламентов и стандартов, поддержка отечественных производителей продукции специальной химии и инвестиционных проектов. Практически такие же инструменты господдержки предлагались в Плане-2030 за исключением оптимизации внешнеторговой деятельности.

    Продуктовые направления

    В рамках Стратегии-2030 проведено ранжирование продуктовых направлений химпрома, в основе которого — привлекательность данного направления для экономики и наличие условий для его развития (диаграмма 5).

    Категория I включает продуктовые направления, имеющие значительный потенциал роста, но требующие создания условий для развития отечественного производства. Как правило, по данным продуктовым направлениям наблюдается зависимость от импорта, что открывает возможность для импортозамещения. Государственные меры поддержки, направленные на устранение разрывов в качестве условий, обеспечивающих развитие данных продуктовых направлений, смогут дать наибольший экономический эффект. К категории I относятся: 18 — спецхимия гражданского назначения, 10 — полиакрилнитрильные волокна, 14 — ЛКМ-индустриальные, 8 — полиэфирные волокна, 9 — полиамидные волокна, 15 — ЛКМ-декоративные, 19 — пигменты, 17 — каустическая сода и хлор.

    В категорию II входят продуктовые направления, обладающие как значительным потенциалом роста, так и необходимыми условиями для развития. В отношении данных продуктов целесообразна поддержка преимущественно в части сохранения долгосрочной конкурентоспособности отечественных производителей. Категория II включает в себя: 1 — азотные удобрения, 3 — фосфатные удобрения, 4 — комплексные удобрения, 2 — калийные удобрения, 11 — полиолефиновые волокна, 13 — нетканые материалы.

    В категории III продуктовые направления, имеющие необходимые условия для развития, но требующие стимулирования внутреннего спроса, либо поддержки продвижения на экспортных рынках, для увеличения потенциала роста и, соответственно, вклада в экономику. В категорию III входят: 5 — аммиак, 6 — метанол, 7 — основные неорганические соединения.

    Категория IV включает продуктовые направления, самостоятельное развитие которых ограничено и требует существенной поддержки, не давая при этом значительного вклада в экономику. К категории IV относятся: 16 — кальцинированная сода, 12 — прочие синтетические волокна.

    К сожалению, ранжирование на долгосрочную перспективу не принимает во внимание сложившуюся на сегодня ситуацию. В российском химпроме функционируют предприятия, которые относятся, например, к IV продуктовому направлению, развитие которых может и не внести существенного вклада в экономику, однако они являются социально значимыми, находятся с моногородах и нуждаются в поддержке. Но с другой стороны любая стратегия, как правило, направлена на преодоление долговременных негативных тенденций в ущерб сиюминутной выгоде.

    Целевые показатели

    Для оценки эффективности Стратегии-2030 выбран ряд показателей. Также как в Плане-2030, ключевыми показателями являются: рост потребления продукции на душу населения и объемы производства продукции. Последние по инновационному сценарию должны к 2030 году достичь 4,3 трлн рублей (рост в 3 раза), спрос на химпродукцию — в 2,5 раза, до 4,8 трлн рублей. При этом импорт в стоимостном выражении увеличится лишь на 3 % — до 500 млн рублей. Доля импорта в структуре потребления снизится с 67 до 45 %.

    По базовому сценарию производство химической продукции вырастет в 1,5 раза — до 2 трлн рублей, в то время как потребление — до 3,8 трлн рублей, импорт возрастет в 4 раза — до 1,8 трлн рублей.

    Примерно одинаковые объемы инвестиционных вложений предлагается реализовать и в Плане-2030, и в Стратегии-2030 — 1,5 трлн рублей и 1,8 трлн рублей к 2020 году соответственно. Таким образом, отраслевые нефтехимические компании должны инвестировать в развитие более 180 млрд рублей ежегодно. Около 200 млрд рублей в год необходимо вкладывать в развитие других подотраслей химпрома.

    В современных реалиях, когда федеральные власти не стремятся к тому, чтобы принять на себя функции основного отраслевого инвестора, выделение значительных дополнительных средств вряд ли возможно. Поэтому перед отечественным химпромом стоит нелегкая задача поиска и освоения столь значительных финансовых средств. Кредитование в России осуществляется по более высоким ставкам, чем в экономически развитых странах. Задача повышения инвестиционной привлекательности России в целом выходит далеко за рамки отрасли, ее решение зависит от многих факторов, которыми участники химического рынка не управляют.

    Организационные структуры

    Созданием производств более высоких переделов и конструкционных материалов, также как и производств крупнотоннажных полимеров, предстоит заниматься кластерам. Кластер — это территориально изолированная и взаимосвязанная совокупность предприятий, организаций и учреждений, оформленная в некую единую структуру, но без создания нового юридического лица.

    Органам государственной власти рекомендуется, но не строго предписывается создавать координационные советы кластеров, которые должны стать площадкой для обсуждения планов их развития, решения насущных вопросов, разрешения хозяйственных споров. В координационный совет могут входить представители региона, федеральных министерств, крупных компаний-резидентов, научных институтов и т. п.

    Другая возможная организационная структура — управляющая компания кластера. Ее назначение — помочь малым и средним компаниям — переработчикам влиться в кластер. Управляющая компания служит своеобразным единым окном для решения хозяйственных вопросов и обеспечивает подключение малых компаний к имеющейся инфраструктуре. Именно поэтому в Стратегии-2030 много внимания уделяется необходимости развития отраслевых технопарков.

    Сегодня можно с уверенностью сказать, что управляющая компания имеется только в Татарстане, где «Татнефтехиминвест-Холдинг» выполняет часть функций координационного совета. А управляющие компании на уровне кластеров созданы на отдельных производственных площадках: «Нижнекамскнефтехим», «Алабуга» и др. В других предполагаемых федеральных кластерах работа по созданию подобных структур не ведется.

    Следует отметить, что в мире накоплен большой опыт по организации работы кластеров, в том числе химических и инновационных. В РФ вопросами создания и координации деятельности кластеров занимается Минэкономразвития, все концептуальные документы касательно кластеров рождаются в кабинетах данного ведомства, которое, к сожалению, не было подключено к разработке Плана-2030 и Стратегии-2030. Возможно, поэтому оба документа только констатируют необходимость кластерного развития, но не содержат никаких конкретных рекомендаций.

    Заключение

    Развитие нефтегазохимии и химпрома является естественным для стран с большими запасами углеводородного сырья, таких как Россия. Тем более что сырьем для этих производств может служить побочная продукция нефтегазового комплекса — попутный нефтяной газ, продукты стабилизации газового конденсата и жирные фракции природного газа. Их необходимо направлять на глубокую переработку и получать продукцию с высокой добавленной стоимостью, а не использовать в качестве топлива или просто сжигать в факелах, как это все еще делают со значительными объемами ПНГ.

    К сожалению вновь представленная Стратегия-2030, как и План-2030, грешат отсутствием конкретных механизмов для их реализации, не ясно, как поставленные задачи могут быть решены при существующей межведомственной разобщенности. Как можно повысить внутреннее потребление химической продукции, если она используется в секторах, не подчиненных Минэнерго или Мипромторгу? Например, по приведенной статистике, до 60 % продукции химпрома используется сегодня в строительстве. В целях наращивания потребления пересмотреть стандарты на применяемые материалы и решить другие вопросы технического регулирования может только Министерство строительства и ЖКХ, которое не подчиняется ни Минэнерго, ни Мипромторгу. Зоны ответственности ведомства часто перекладывают друг на друга, и только при активном участии государственной власти возможно осуществление таких грандиозных программ по развитию отраслей.

    Хочется надеяться, что участие правительства будет способствовать внедрению принципов, заявленных Планом-2030 и Стратегией-2030, что позволит этим документам не остаться риторическими.

    Химическая промышленность в 2012 г

    Выработка продукции химического комплекса по странам. Приоритизация продуктовых направлений химической промышленности России

    Система целей и задач «Стратегии-2030»

    Ольга Ашпина, «Химический журнал»

    Comments are closed.

  • Спонсоры

  • При поддержке